28.03.2020

Интервью с А.Р.Николаевым

Как стать спортивным директором клуба ФНЛ в 25 лет? Уникальная история из Ярославля




Интервью одного из самых молодых менеджеров в российском футболе.

Сейчас спортивному директору «Шинника» Анатолию Николаеву 28 лет. На этой должности он работает уже больше двух лет — с февраля 2018-го. В клуб из Ярославля он устроился, когда ему было еще 25 — уникальный для России случай. В большом интервью «СЭ» он рассказал, как начинал карьеру с Тимофеем Маргасовым, играл в «Мастер-Сатурне» в одно время с Федором Смоловым, сотрудничал со Станиславом Крицюком и объяснил, почему российским футболистам трудно закрепиться в Европе.

Бюджет «Шинника» не входит в первую десятку в ФНЛ

— Когда вас позвали на должность спортивного директора «Шинника»?

— Два года назад на Кубке ФНЛ. На тот момент я самостоятельно занимался агентской деятельностью. Мы были знакомы с генеральным директором (Дмитрием Гориным. — Прим. «СЭ»). Когда он пришел в «Шинник», спрашивал мое мнение по футболистам, а через год пригласил на работу. Мне стало интересно, ведь клуб с историй. Несмотря на скромное финансовое положение, «Шинник» старается выжимать максимум из возможного. Интересно было поработать с Александром Михайловичем Побегаловым, он — настоящая глыба тренерского цеха.

— Как в 25 лет сработаться с таким мастодонтом? По сравнению с ним вы — мальчик.

— Мне повезло, что в «Шиннике» — очень сильный коллектив, поэтому мне было проще втягиваться в процессы. Александр Михайлович следит за современными тенденциями и реалиями, благодаря чему мы сработались. Каждый может высказать свое мнение, и это помогает. У Побегалова колоссальный опыт, а у меня — крошечный. Раньше помимо тренировочного процесса на нем была еще и селекция. В его офисе бумаг столько, что кроме него никто не разберется. Когда я пришел в «Шинник», то хорошо знал рынок молодежного первенства, второй лиги, и это помогло мне разгрузить главного тренера. Футболистов всегда предлагают в огромном количестве, а моя задача — отфильтровать тех, на кого стоит обратить внимание.

— В 2016 году вы ретвитнули запись о том, что зарплаты Граната и Паршивлюка равны полутора годовым бюджетам «Шинника», а голы «Спартаку-2» забивали из-под них. Я так понимаю, финансовая ситуация с тех пор не изменилась?

— У нас очень скромный бюджет, даже в ФНЛ не входит в первую десятку. В прошлом сезоне мы заняли шестое место, в двух очках от зоны стыков, до этого выходили в полуфинал Кубка России. В этом году закончили осеннюю часть первенства в первой шестерке и будем играть в четвертьфинале Кубка. При наших финансовых возможностях мы стараемся быть максималистами, требовать от футболистов играть в каждом матче на победу.

— Как повлияла на «Шинник» приостановка сезона?

— Мы провели серьезную подготовку ко второй части сезона, игроки набрали хорошую форму и были готовы решать задачи как в чемпионате, так и в Кубке. Но, к сожалению, первенство ФНЛ было прервано, едва возобновившись. В данной ситуации самое главное — это здоровье людей, и если приостановка помогает сократить число заболевших, значит, это надо было сделать. Все это прекрасно понимают.

— Какие планы на ближайшие дни? Карантин на базе или по домам?

— До 19 марта команда тренировалась на базе, потом футболисты получили три дня выходных, затем снова тренировки до 27 марта. Дальнейшее будет зависеть от развития ситуации с коронавирусом.

— Как решение о приостановке восприняли в команде? Игроки сейчас смотрят сериалы, как Фабрегас, или чеканят туалетной бумагой, как Серхио Рамос?

— Все с пониманием относятся к сложившимся форс-мажорным обстоятельствам. Думаю, что свободное время футболисты проведут с семьями, которые соскучились по ним за время зимних сборов.

— «Шинник» все еще может лишить «Урал» домашнего финала Кубка России. Отличная возможность для ребят засветиться перед клубами РПЛ?

— Да, однозначно. Плюс все ребята хотят выйти в полуфинал. Побегалов, если не ошибаюсь, трижды доходил до полуфинала Кубка России, но ни разу не был в финале. К тому же мы будем играть дома, при своих болельщиках, против команды премьер-лиги. Еще и сетка у нас интересная...

— Прямой путь в финал?

— Ни в коем случае. Два года назад, несмотря на благоприятную сетку, мы обожглись на курском «Авангарде». С «Уралом» постараемся сыграть на победу и порадовать наших болельщиков.

— Матч с «Уралом» первоначально перенесли в Химки, а теперь отложили на неопределенный срок. Каково состояние поля на вашем стадионе и есть ли вероятность, что игра все же состоится в Ярославле?

— Знаю, что сейчас ведется серьезная работа по приведению поля в надлежащее качество. На стадионе сменился управляющий. Большое внимание подготовке арены уделяет мэрия Ярославля. Надеюсь, к возобновлению сезона «Шинник» будет готов принимать соперников на своем поле.

Два — в Европу, три — внутри РПЛ. Смолов, Кокорин, Игнатьев, Соболев, Кудряшов — главные трансферы на выход

В Европе русских не ждут, там конкуренция намного выше

— Вы сами родом из Якутска?

— Да, но когда мне было три года, родители переехали в Поволжье. Всю осознанную жизнь я провел в Тольятти.

— В футбол заиграли в СДЮСШОР «Крылья Советов», потом «Ладе».

— Да, школа называлась так. Когда Юрий Петрович Коноплев умер, ее переименовали в Академию Коноплева. Я был в одной команде с его сыном. С тем же Тимофеем Маргасовым, который сейчас играет в «Сочи», мы занимались с девяти лет. А когда мне было 12 лет, уехал в подмосковный интернат «Мастер-Сатурн».

— Это ведь настоящая кузница кадров. Вы же там играли вместе с Сергеем Брызгаловым, Эмином Махмудовым и Михаилом Филипповым.

— Да, с ними до сих пор поддерживаем отношения. Тем более Мишка недавно перешел в «Торпедо», Серега — тоже в ФНЛ, играет за «Факел». Только с Эмином общаемся меньше, ведь он сейчас в Азербайджане. Брызгалов с юношеских времен был на виду и если бы не травмы, то еще продолжал бы выступать на уровне РПЛ.

— Почему ваша профессиональная карьера не сложилась?

— Я выпустился из «Мастер-Сатурна» и агент предложил поехать на просмотр в «Химки». Там я провел одну тренировку, в двусторонке получил травму колена. Поехал лечиться, а потом решил закончить. В то время я уже учился на первом курсе спортивного ВУЗа, а заодно поступил на второе высшее — на юрфак. Потом получилось, что год провел без футбола, и мой агент предложил мне работать.

— Почему он взял вас?

— Я же с Тольятти, а Академия Коноплева здорово функционировала и я помогал ему с селекцией по этому направлению.

— В итоге вы примкнули к Александру Толстикову?

— Да. Мой агент начал сотрудничать с Толстиковым и я последовал за ним в агентство D-Sports. В итоге фактор того, что я из Тольятти, помог нам привлечь многих тольяттинских ребят. Так у нас появились Станислав Крицюк, Тимофей Маргасов и Иван Злобин, который сейчас в «Бенфике».

— Как получилось заинтересовать Крицюка?

— С его тренером мы общались семьями. Он тогда был на виду и выбирал, куда поедет. Вместо топового российского клуба он отправился в «Брагу» и сделал правильный выбор.

— Как вообще развивался проект «Лейрии» и почему португальское направление заглохло?

— У «Лейрии» тогда был третий сезон под руководством Толстикова, когда я ушел из D-Sports. Раньше была задача выйти в второй португальский дивизион, но постоянно возникали неприятности. Сказалась нашумевшая история с тюрьмой (португальская полиция держала Толстикова под стражей в 2016 году по подозрению в мошенничестве. — Прим. «СЭ»). Эти обвинения, не имевшие под собой оснований, помешали повышению в классе, да и сам Александр пережил огромный стресс.

Вторая лига Португалии — не наша вторая лига. В проект хотели привозить русских ребят и засвечивать их перед топовыми клубами Португалии. Те же Злобин и Лысцов прошли через «Лейрию». Томас Рукас ездил после нее в «Спортинг» и испанский «Хетафе». Как показала практика, не все русские ребята психологически готовы к Европе. Все думают, что это у нас в России не дают раскрыться ребятам, но и в Европе никого из наших не ждут, конкуренция намного выше. Кто ментально был готов, как Крицюк и Злобин, те себя и проявили. Они преодолели языковой барьер и смогли остаться, остальные вернулись.

Летом «Шинник» комплектуется на весь сезон

— Сколько вы учились, чтобы стать спортивным менеджером?

— Умственный труд практически ничем не отличается от физического. Ты допускаешь ошибки и правильно на них реагируешь. Нужно проделать определенный объем работы, получить опыт, после чего уже складывается видение. Мне для этого понадобилось проработать в индустрии почти 10 лет. В работе спортивного директора и селекции мне помогает бэкграунд и футбольное образование.

В Академии Коноплева и «Мастер-Сатурне» я понял, почему и за счет каких качеств кто-то из ребят смог заиграть на высоком уровне, а кто-то нет. В селекционной работе я отсмотрел огромное количество юношеских турниров, матчей молодежных команд, ПФЛ и ФНЛ, чтобы понять, почему тот или иной футболист вышел на определенный уровень. Какой-то одной истины в этом вопросе нет, но я убежден, что нельзя обучить человека селекции и скаутингу за два курса или несколько лекций.

— Раньше селекционерам и скаутам приходилось ездить по регионам, чтобы просматривать футболистов, а сейчас ФНЛ, ПФЛ и даже молодежное первенство транслируют в интернете. Через скаутинговые программы можно посмотреть практически все чемпионаты. Сколько игр в день вам приходится смотреть?

— Если брать ФНЛ, то мы стараемся просматривать практически каждый матч. Плюс сейчас плотно работаем со второй лигой и молодежным первенством, потому что по лимиту нам нужно, чтобы в составе было минимум четверо молодых ребят. В идеале они должны остаться с нами не на один сезон, а на долгую перспективу. Когда я пришел в клуб, мы начали пользоваться скаутинговыми программами, и сам еще езжу на матчи. У нас скромные финансы, поэтому приходится минимизировать риски. Зимнее трансферное окно для нас закрыто — мы никого не берем. Соответственно, летом комплектуемся на весь сезон. Заметьте, каждый год футболисты из «Шинника» куда-то уходят — на повышение и за компенсацию. В последние пару лет у нас купили Гоцука, Самошникова и Сиротова.

— Во время перехода Ильи Самошникова в «Оренбург» возник скандал. Что там произошло?

— «Оренбург» хотел его выкупить и мы согласовали предложение, но в итоге клуб не договорился о контракте с футболистом. Трансфер не состоялся, но компенсацию за переход мы получили, потому что Палата по разрешению споров РФС приняла сторону футболиста и нашу.

— Зимой кто-то из «Шинника» был на просмотре в РПЛ?

— Да, Кожемякин ездил в «Ростов», провел там два сбора. Сейчас он вернулся к нам, но для нас это все равно определенный имиджевый плюс. Ростовчане борются за еврокубки и показывают очень зрелищный футбол.

— У самого парня наверняка мотивация зашкаливает?

— Да. После сборов с «Ростовом» он ментально изменился. Подтянул лидерские качества и уверенность. У нас есть несколько ребят, за которыми следят клубы премьер-лиги. Александр Эктов и Николай Покидышев стали лучшими в своем амплуа на Кубке ФНЛ. Кстати, оба воспитанника «Мастер-Сатурна». Илью Визновича мы пока отдали в Томск в аренду, но они с Ваней Олейниковым отлично проявили себя на Кипре в составе молодежной сборной. Это большой плюс, ведь это первые ребята за долгое время, которых вызвали в молодежную сборную из «Шинника». Мы стараемся поддерживать баланс в команде, ведь эти молодые ребята не смотри бы так прогрессировать без наших опытных футболистов.

— А как получилось заманить в Ярославль воспитанника ЦСКА Олейникова?

— Я хорошо знаю его по юношам и дублю ЦСКА. «Факел» арендовал его у армейцев с правом выкупа. Опция уже активирована воронежцами, одновременно Сергей Игнашевич звал его в «Торпедо», но мы включились в борьбу за футболиста и смогли убедить и ЦСКА, и агента Ивана, и его самого.

У Смолова деньги — не на первом месте. В Европу он хотел еще в «Мастер-Сатурне»

— Герман Ткаченко в редакции «СЭ» посетовал на то, что предыдущие поколения сформировали негативный образ российского футболиста как человека, который не готов справляться с трудностями.

— Нынешнее поколение стало очень «тепличным». Тут сработало много факторов. На примере нашей лиги могу сказать, что молодым ребятам дали дорогу, когда в ФНЛ появился лимит. Но если парень не проявил себя в течение одного сезона, то в следующем может быть уже не востребован, потому что нам придется приглашать ребят 1999 года рождения и младше. К сожалению, не все это понимают. В Европе конкуренция еще выше, и все готовы изо дня в день работать и прогрессировать. Финансовые вопросы на первых порах не являются приоритетными. У нас уже лимит в первой лиге повысил запросы ребят, и с этим ничего не сделаешь, ведь это диктует сама жизнь.

— И рынок. С нашими ведущими футболистами аналогичная история, клубы не готовы их отпускать даже за адекватные деньги. Федора Смолова в Европу подтолкнуло неудачное выступление за «Локомотив».

— Федор всегда хотел в Европу, насколько его помню, он ведь тоже был в «Мастер-Сатурне». Смолов — не тот парень, у кого деньги на первом месте, это сто процентов! Он всегда грезил Европой. Если желание футболиста совпадает с желанием клуба, оно всегда осуществится. У нас есть игроки высокого калибра, которые могут спокойно проявить себя в лучших чемпионатах. Предложения-то есть, но что-то не совпадает.

— Вы об Алексее Миранчуке?

— Леша и его брат Антон, Артем Дзюба, Федор Чалов спокойно проявили бы себя. Все хотят топ-вариантов, но давайте объективно смотреть на вещи. Ни один российский клуб не вышел в весеннюю стадию Лиги чемпионов и Лиги Европы. Так что уровень топ-клубов большинство просто не потянет, а идти в середняк не у всех есть желание.

— Часто говорят, что в российском футболе не хватает квалифицированных менеджеров, трудно найти специалистов до 30 лет в руководстве клубов. Проблема в архаичных взглядах, особенно в ФНЛ и ПФЛ?

— У нас институт менеджмента практически не развит. Некоторые клубы до сих пор комплектуются по телефону. Тренера просто спрашивают, что игрок из себя представляет, и все. Это неправильно, ведь футболисты могут подходить одному тренеру, а у другого не заиграть по различным причинам. Сейчас в российском футболе потихоньку появляются менеджеры новой школы, но это происходит со скрипом.

— А кого считаете топовыми менеджерами в РПЛ?

— Олега Яровинского, Алексея Рыскина, Шамиля Газизова. Если мы хотим превратить футбол в бизнес-индустрию, как в Европе, то должны повышать уровень менеджмента. Ведь в топовых чемпионатах клубы борются не только за футболистов, но и за скаутов со спортивными директорами.

— Сейчас много говорят о расширении РПЛ, но не совсем понятно, за счет каких клубов. Судя по лидирующим в ФНЛ «Химкам» видно, что у нас нет стабильно желающих войти в премьер-лигу.

— Вообще не вижу каких-то фундаментальных причин расширяться. Как правило, у нас, наоборот, в некоторых командах премьер-лиги финансовые и инфраструктурные проблемы в последние годы. Куда еще расширяться, какой смысл?

— В «Шиннике» об этом не задумываются? Текущая ситуация не располагает к повышению в классе?

— Мы все равно остаемся максималистами, в каждом матче ставим задачу выиграть, а дальше посмотрим. В прошлом году все понимали: обыграем «Сочи» на выезде и дальше в последней игре решалась бы судьба путевки в стыковые матчи. Надо было видеть нашу раздевалку, когда мы сыграли с сочинцами вничью. Стояла гробовая тишина. Равнодушных не было. У нас очень требовательный тренерский штаб, плюс команда омолодилась, все ребята хотят прогрессировать, расти, показывать себя и побеждать.

— Особенно у такого тренера, как Побегалов?

— Он-то точно никому спуска не даст!



Евгений Белоусов

https://www.sport-express.ru/football/rus_d1/reviews/intervyu-28-letnego-sportivnogo-direktora-shinnika-anatoliya-nikolaeva-o-fedore-smolove-aleksee-miranchuke-stanislave-kricyuke-leyrii-rabote-v-fnl-1656696/




Количество показов: 588
Олимп
Jako
madiyo dekna
Почта России
Российский футбольный союз
Футбольная национальная лига
InStat Scout
Яндекс эфир
"ЯР-ШОУ" - билетный оператор Ярославля
«Додо Пицца»
«Авто Бизнес Центр Групп»
БлагоЯР
БАНК СГБ
ЯрКамп
База отдыха «Навигатор»
Ярославский спорт с Александром Набоковым
sport76
Музей занимательных наук Эйнштейна
Музей «Музыка и время»
"Р12" СПОРТИВНОЕ ХОББИ И АТРИБУТИКА