SHINNIK.COM
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ЯРОСЛАВСКОГО ФУТБОЛЬНОГО КЛУБА "ШИННИК"
Футбольный клуб Шинник Ярославль
Лента изменений на сайте:
20 авг. - Обновление раздела «Фотогалерея»
20 авг. - Обновление раздела «Видео»
19 авг. - Обновление раздела «Пресса о нас»
ФОНБЕТ-Первенство России по футболу среди команд клубов ФНЛ сезона 2017/18гг.
Главная страница
Новости
Пресса о нас
Закон о болельщиках
Клуб
Команда
Сезон - результаты
Шинник-М
ЦПЮФ
Архив
Гостевая книга
Мисс «Шинник»
Группа поддержки
Фан-движение
Атрибутика
Трансляции
Билеты 
Мультимедиа
Ссылки
Соперники
Турнир прогнозов
Служебные





Именинники в августе:
  • Енин А.В.
    тренер 2001 г.р.
    06.08.1976
  • Рыбин Б.А.
    тренер 2006-2007 г.р.
    07.08.1953
  • Фролов В.П.
    заместитель ген. директора
    10.08.1949
  • Безлихотнов Никита
    нападающий
    19.08.1990
  • Кагермазов Сослан
    защитник
    20.08.1996
  • Ятченко Евгений
    защитник
    25.08.1986
  • Камилов Владислав
    полузащитник
    29.08.1995



На сайте посетителей: 9

Пресса о нас
Наиболее интересные статьи, опубликованные в прессе и интернете
Борис Рыбин: Резкий характер помешал карьере
07.08.2013

Борис Рыбин: Резкий характер помешал карьере

В ярославском футболе было много незаурядных личностей, на которых народ валом ходил на стадион. В 70-е годы в Ярославле ходили на Валерия Рейнгольда, Бориса Гаврилова, Владимира Чуркина. Шли болельщики “Шинника” и на Бориса Рыбина, который оставил свой след в истории клуба.

Сегодня ветерану “Шинника” Рыбину исполняется 60 лет. Коренной ярославец, воспитанник местной футбольной школы, Рыбин выступал за “Шинник” (с перерывами) с 1972-го по 1981 год, на его счету 179 матчей и 19 голов за нашу команду. “Ярославский спорт” от всей души поздравляет Бориса Александровича Рыбина с 60-летием, желает юбиляру крепкого здоровья, успехов в тренерской деятельности, счастья и благополучия.

Незадолго до знаменательной даты, с одним из самобытных нападающих за всю историю “Шинника” пообщался корреспондент “Ярославского спорта”.

Сразу скажу, что разговаривать с Борисом Александровичем одно удовольствие. Про таких людей как Рыбин, принято говорить: “Отличный рассказчик”. Наша беседа прошла на стадионе “Шинник” на одном дыхании. Час прошел незаметно, настолько интересно было его послушать…

- Как и большинство ярославских мальчишек, с ранних лет увлекся футболом, – начинает свой рассказ Борис Александрович. – Сейчас уже и не помню, во сколько лет в первый раз прикоснулся к мячу. В наше время футбол был развит во дворах, дети только с утра до вечера и гоняли мяч. Вот эти игры двор на двор, улица на улицу и стали моим, с позволения сказать, начальным этапом в футболе.

- А где вы получили такое качественное футбольное образование, и кто был вашим первым учителем?

- Смешно сказать, но в детскую школу “Шинника” пришел в 11 лет, когда проходил отбор ребятишек. Группа уже вовсю тренировалась, был наигран состав. Владимир Иванович Атаманычев посмотрел на меня пару дней и сказал: “Ты нам подходишь, оставайся и дальше с нами тренироваться”. Я конечно согласился. Но где-то через годик потерялся…

- Что стряслось?

- Получил травму, целое лето не тренировался. А затем записался в хоккей, прошел там отбор, даже форму успел получить. Неизвестно как бы еще все складывалось дальше, если бы не Георгий Леонидович Кокарев, который как-то проходил мимо двора, увидел меня и сказал: “Ты почему не тренируешься? А ну-ка давай быстро к нам!” Долго уговаривать меня не пришлось. Ведь изначально больше любил футбол, чем хоккей. В душе только футбол, футбол, футбол… В итоге вернулся и продолжил занятия.

- Широкую известность вы приобрели в 70-ые годы. Как попали в команду мастеров?

- К основному составу “Шинника” стал подключать еще в 1970 году Золотухин. Брали постоянно на выезды – не столько как помощника на поле, а сколько как игрока на перспективу. Смотрел со стороны, набирался опыта, пронюхивал обстановку. Как и все молодые, помогал качать мячи, носил с мячами сетку. С этого собственно и говоря, начались первые шаги в большом футболе.

- Вам наверняка есть что вспомнить, ярких эпизодов хватало. Какие футбольные события в преддверии шестидесятилетия вспоминаются чаще всего?

- Действительно, есть что вспомнить. Обычно у всех что запоминается? Первый выход на поле в официальном матче, первый гол. Но у меня все было по-другому. Сейчас уже и не вспомню, с кем дебютировал за “Шинник” и когда открыл счет своим мячам за ярославский клуб.

- Почему?

- Видимо был в состоянии шока. Все эти выходы на поле в раннем возрасте накладывают свой опечаток. Сам даже ничего не понял (улыбается).

- А самый красивый свой гол можете вспомнить?

- Могу. У меня остался в памяти сезон 1974 года, в котором минское “Динамо” играло в первой лиге. Тогда хороший гол получился: получив мяч в центре поля, обыграл, наверное, полкоманды. Прошел как нож сквозь масло до самых ворот и уже с ленточки буквально закатил мяч в ворота. Были в моей коллекции и другие шедевры после сольных проходов.

- Дриблинг, умение обыграть своего опекуна были, судя по всему вашими козырями?

- В принципе, по характеру игры, по стилю, я был больше индивидуалистом, чем этаким коллективным игроком. Хотя, если видел, что игрок находится в хорошем положении, никогда не жадничал, отдавал пас.

- В “Шиннике” в то время было достаточно мастеров. Кто из них пользовался наибольшим авторитетом?

- Тот же Валерий Рейнгольд. Вот уж против кого точно не попрешь, тем более нашему поколению, которое было на десять лет младше. Если ты даже соответствовал определенному уровню, то все равно тяжело было устоять. Нам приходилось постоянно доказывать, что мы не слабее, что признаться было нелегко. “Шинник” тогда пользовался огромным авторитетом, а игроков приглашали, которые поиграли и в сборной и в высшей лиге. В состав было попасть необычайно сложно.

- Приходилось конкурировать с самим Рейнгольдом?

- Валера слева играл, а я – справа, поэтому мне приходилось больше биться за место в составе с Володей Коротковым. Игрок он был классный, прошедший школу высшей лиги. Так что еще неизвестно, с кем было сложнее конкурировать – с Рейнголдьдом или Коротковым. А с Валерой удалось поиграть, пусть больше урывками, выходя на замену.

- Какая польза от того, что играли и тренировались в одной команде с Рейнгольдом и другими мастерами?

- Колоссальная. Такие игроки! Когда плывешь с ними в одной лодке – учишься, растешь. Вот чего не хватает нынешнему поколению. Кругом только и слышны лозунги – надо растить свою молодежь. Ее растить действительно надо, лишь бы она находилась ежедневно в обойме с опытными квалифицированными игроками. Сейчас такого нет. А вот нашему поколению повезло. Нас взяли в команду мастеров рано и предоставили 2-3 года – своеобразный переходный этап, чтобы почувствовать, что такое большой футбол.

- Рейнгольд мог вам “напихать?”

- Он был воспитанным человеком и никогда в грубой форме никому не вставлял. Валера мог, конечно, подсказать, поучить на правах старшего товарища, но никогда не выходил за рамки дозволенного. Причина просто и банальна. Воспитание у нашего поколения было весомое, на уровне. Сегодня, честно говоря, к сожалению этого не наблюдается.

- Сейчас Рейнгольд нашел себя в роли футбольного эксперта. Его жесткие комментарии все время становятся хитами интернета. Ветеран не перестает дарить потрясающие заголовки. К примеру, говорит: “Да я бы со своей скоростью, какая у меня была раньше сегодня раздевал бы всю российскую “Премьер-Лигу”.

- Этот человек прямой, говорит, что думает, не боится этого. Я не удивлен. Ведь наше поколение было настолько прямолинейно и отдано футболу, что кроме этой игры не признавало никаких кривотолков. Я думаю, его яркие выражения отражают поколение футболистов 60-70-ых годов.

- Скорость действительно у Рейнгольда была потрясающей? Говорят, что его даже называли “взбалмошной электричкой”.

- Скоростишка у Валеры особенно стартовая, та еще была! Убежать от любого опекуна для него не составляло ровным счетом никакой проблемы. Но я бы ни в коем случае не назвал Рейнгольда взбалмошным. Просто у человека такие данные, которыми грех было не воспользоваться.

- Рейнгольд на самом деле бежал тридцать метров за 2,9 секунды?

- Не знаю, как в других командах, но в “Шиннике” он так не бежал.

- Откуда такое утверждение?

- Как-то сдавали нормативы, а я оказался с ним на соседних дорожках. Как минимум ему не проиграл ни в одном забеге. Более того не покривлю душой, если скажу что был на чуточку впереди. А результаты на тридцать метров были в районе 3,06-3,07 секунды. Мне тогда было лет восемнадцать, Валерке – на десяток больше.

- Ваши скоростные данные открытием не стали – о них давно наслышан. В детстве с лифтом наперегонки не соревновались?

- С лифтом нет, а с поездами соревновался.

- С поездами!?

- На самом деле, а не бравада какая-то. Я вырос на Нефтестрое и очень часто с мальчишками на поездах ездил за город отдыхать. Билеты не покупали, приходили на Большие Полянки и в последний момент на ходу догоняли поезда. Как сейчас случай помню. Специально с электричкой стартовал на Московском вокзале и всю платформу бежал впереди, а потом заскочил на подножку. Опасно, конечно, а тогда пацаном был и рассуждал по-другому.

- Когда в последний раз виделись с Рейнгольдом?

- Совсем недавно – пару месяцев назад на похоронах у Станислава Петровича Воротилина. С Рейнгольдом поговорить подробно не удалось, такое событие, что не до воспоминаний. Я хоть и отношусь к младшему поколению, знаю, что Рейнгольд меня уважал. Да и вообще он всегда с большой теплотой относился к Ярославлю. А когда закончил карьеру, то постоянно ездил в наш город и навещал ребят на базе. Ему тяжело было расставаться с футболом. Свои душевные раны компенсировал общением с нами.

- В “Шиннике” Рейнгольд играл при Марьенко. Валерий мог перечить тренеру?

- Да бросьте вы. Марьенко был в команде авторитетным человеком, держал команду в ежовых рукавицах. Ему не мог перечить даже Рейнгольд.

- Рейнгольд может и не мог, зато точно знаю, что вы с Марьенко могли иногда поспорить.

- Характер у меня такой. Жалею, что иногда срывался, это помешало моей карьере. Я очень резок и не люблю юлить. Могу высказать все в лицо – что думаю, не понимая того, что могу человека обидеть. Эту черту характера никак не мог убить. А когда пробовал, то в душе все менялось, себя не узнавал.

- C вашим резким, как вы говорите характером, со всеми партнерами и тренерами уживались в команде?

- С игроками чувствовал себя комфортно, а вот с тренерами бывали проблемы. Скажем, с Виктором Семеновичем Марьенко при всем к нему уважению у меня всегда была конфронтация. Однажды поругались с ним так, что меня со сборов домой, чуть не отправили.

- Расскажите, чем не угодил вам Марьенко.

- Был такой случай в начале карьеры. Как-то взяли меня молодого на сборы и стали сразу требовать как от игрока стартового состава. Ребята были опытные, поигравшие, прошли уже определенный этап предсезонной подготовки. Я еще влиться в тренировочный режим не успел, а мне тут же Марьенко кричит: “Вперед, назад, жестче, накрыть”. Ну, не готов еще я был к такой работе. Я слушал внимательно, а потом взорвался и в своем стиле высказал в лицо все негодование.

- Тяжело было после всего этого заиграть в “Шиннике?”

- Очень! Не знаю по футбольным причинам или сказывались личностные качества, но Марьенко меня поддушивал. По крайней мере, чувствовал это. Вот Александру Смирнову Марьенко дорогу дал полностью. Тот было видно, что не тянул, а Марьенко его все ставил и ставил. Со мной было по-другому. Выпустит на какое-то время, и попробуй не забей. А у меня адреналин всегда был переполнен до такой степени, что аж сковывало. Понять не мог – где скорость, где сила? В психологическом плане чувствовал себя не в своей тарелке. Не нравилось мне, что меня поддушивают. Решил – все, с меня хватит, написал в 1976 году заявление об уходе и перешел в “Сатурн” Рыбинск.

- Где сразу с 14 мячами стали лучшим бомбардиром команды.

- Почувствовал не на словах, а на деле, что такое тренерское доверие. Раскрепостился, заиграл по- иному. Отсюда и результат.

- В Рыбинске на правах лидера команды пользовались какими-то привилегиями?

- Да. Приезжал на игры прямо из дома (была квартира в Рыбинске), с командой практически не тренировался.

- Какие-то веские причины были на это?

- Семейные. Дочка была совсем маленькой, поэтому нужно было помогать жене. Квартиру в Рыбинске дали на пятом этаже – жене одной не спустить коляску с ребенком, не выйти в магазин. С руководством был краток и лаконичен: “Могу приезжать только на игры”.

- В сегодняшних реалиях вам никто бы не пошел навстречу.

- Согласен. А тогда – пошли. Я был ведущим игроком, забивал. Видимо был нужен команде, раз руководство предоставило мне такие льготы.

- Почему уже в следующем сезоне оказались в смоленской “Искре?”

- Посчитал, что дальше отсрочивать службу в армии нецелесообразно. Можно было еще получить отсрочку, но я уже сам психологически не выдержал. Заглянул в перспективы свои и понял, что пока играю, могут помочь. А то глядишь в один прекрасный день, действительно загремел бы по полной программе…

- В Смоленске кирзовые сапоги одевали?

- Конечно. Прошел курс молодого бойца, видел казармы не понаслышке. Это позднее сделали в часть запрос, меня выдернули, и я влился в команду. В трудовой книжке написали – футболист первой категории.

- Платили в “Искре” нормально?

- В этом плане все было на уровне, мне понравилось. Получал не меньше чем в Ярославле. А если учесть, что был еще военнообязанным, то можно сказать, вообще был в шоколаде. Мы, как правило, семь игр из восьми в месяц выигрывали. На одних премиальных за игры прилично можно было подзаработать.

- В Смоленске без семьи было скучно?

- Конечно, тяжеловато разлука с семьей переносилась. Но я старался почаще в Ярославль выбираться. В месяц один-два раза домой наведывался. Отыгрывал игру, мчался на вокзал, а оттуда домой. Двое суток в Ярославле – и опять дней на десять в Смоленск. Так и мотался по 750 километров “туда-сюда” два года.

- По истечении срока службы в Армии, в “Искре” не предлагали остаться?

- Звали настойчиво, даже квартиру в Смоленске предлагали. Но мне хотелось играть в Ярославле, чувствовал, что перерос вторую лигу. Предложений от других команд было достаточно, но решающее слово оставалось за семьей, которая не хотела никуда уезжать.

- Можно о своей семье немного.

- С удовольствием. Со Светланой познакомился в пятнадцать лет, шесть лет дружили, а затем поженились. Дочь зовут Ольга. Я счастлив, у меня внуки: старшему – 15 лет, младшей – 6.

- Кроме вас кто-нибудь в семье со спортом связан?

- Пошла такая династия, что и дочь спортсмена полюбила. В лице своего супруга нашла бывшего хоккеиста ярославского “Торпедо” Игоря Мелякова. Помните такого?

- Конечно. У вас есть ответ на вопрос: Почему, Игорь – хоккеист очень талантливый и один из самых перспективных в России по своему возрасту, полностью не реализовал себя в хоккее?

- Большую роль сыграли такие факторы как психология и спортивное воспитание. В этом возрасте важно, какое у тебя мировоззрение внутри себя. Какую-то нить Игорь упустил. А ведь талант был большой, какие перспективы нарисовались в двадцать лет! Потенциально это был игрок сборной России! По таланту и мастерству он превосходил многих – тех же, своих друзей – Жукова, Шалдыбина и т.д. Но если Сергей Жуков смог реализовать себя в хоккее в полной мере и даже более того, то Игорь, я думаю, полностью не раскрылся.

- Чем сейчас занимается Игорь?

- Работает детским тренером в “Локомотиве”. Я рад за него. Думаю, он нашел свое место, попав в свою стезю, хотя когда-то говорил, что не сможет работать детским тренером. А когда попробовал, то сразу почувствовал, что душа в хоккее по-прежнему продолжает оставаться и теплиться. А этот момент поверьте очень важный.

- Важнее финансового фактора? На зарплату детского тренера нелегко прожить?

- Давно говорил ему, что здесь особо не разбежишься. Хотя в детской хоккейной школе ситуация и получше чем в футбольной. В “Локомотиве” одновременно идет рост – как в зарплате, так и в тренерской карьере. А у нас в “Шиннике” пока нет такого. Как поставили на ставку – так и платят ее стабильно. Ну, максимум может, подкинут рублей триста как пенсионеру.

- Наверняка не ошибусь, если предположу: ярославский “Шинник” в вашем сердце оставил след навечно, а сезон 1979 года стал лучшим в вашей карьере.

- У футболистов звездных сезонов много не бывает. Обычно самых запоминающихся два-три, может у кого-то четыре. Мне запомнились сезоны 1976 – 1978 годов, которые я провел в Рыбинске и Смоленске. Ну и конечно, как вы правильно подметили сезон 1979 года, когда “Шинник” занял четвертое место.

- В том сезоне вы стали лучшим бомбардиром команды, забив 11 мячей.

- 11 мячей не так уж и много. Вообще я был фланговым игроком и больше пользы принес своими целенаправленными передачами. Скажу следующее: получал больше удовольствия, когда отдавал голевые передачи, а не когда забивал сам.

- Болельщики, наверное, в том сезоне команду боготворили?

- Народ в Ярославле на футбол в ту пору ходил с большим интересом. А ведь перед сезоном мало что предвещало хорошего. Марьенко ушел из команды и оголил тылы, уведя за собой Зюзина, Михайлова и Пантелеева. В основе выходили все свои, кроме Сергея Анохина и Виктора Каплацкого. Тогда был создан хороший ажиотаж вокруг команды. А ребята в первых матчах поймали кураж и на нем весь сезон прокатили, показывая интересную, содержательную игру.

- Поединок с “Карпатами” в общем ряду стоит особняком.

- На том матче стадион забился под завязку, как говорят, “яблоку негде было упасть”. Статистика свидетельствует, что на игре присутствовало 42 тысячи зрителей. Мы выиграли 2:1, а мне посчастливилось забить один из мячей. В стеночку сыграл на левом фланге с Володей Ткачевым и положил мяч в касание с угла вратарской в ближнюю девятку. Такие моменты конечно не забываются.

- Владимир Чуркин мне как-то рассказывал, что после того матча путь от раздевалок до автобуса был долгим. Болельщики выносили футболистов на руках.

- (смеется). Ну, меня на руках точно не выносили, а Володю вполне возможно. Он парень такой душевный. Тем более болельщики в нем души не чаяли.

- С просьбами о билетах к вам часто обращались?

- Да, как раз в этом сезоне частенько лишние билеты просили. Причем перед игрой находилось столько новых знакомых, которые под предлогом, что нет билетов, просили провести. Старался никого не обижать. Отдам лишние билетики и иду готовиться.

- Ярославский “Шинник” при Станиславе Петровиче Воротилине у многих ассоциируется со спартаковским футболом.

- Ну, совсем уж спартаковским я его не назвал. Ведь спартаковский футбол нужно впитывать с молоком матери. Без подбора игроков в искрометный футбол не заиграешь. Мы пытались в него играть, поменяли схемы и пошло держание мяча. А спартаковский футбол – это недержание мяча, а наоборот быстрый переход в атаку за счет игры в одно касание. Когда долго контролируешь мяч, создается обманчивое впечатление, что играешь в спартаковский футбол.

- Почему после урожайного на голы 1979 года у вас в “Шиннике” сбился прицел?

- Точный прицел никуда не сбился. Дело в том, что на предсезонке получил травму в области паха. Целый год не мог пробежаться, ногу поднять. Долго не проходило. Никто толком понять не мог, что за повреждение. В то время медицина в команде не сильно была развита. Все было пущено на самотек. Ничего не делали, никуда не направляли. Медицинский штаб думал, что все само собой пройдет, а в итоге ничего не заживало. И так бы не прошло, если бы в конце сезона после долгих размышлений не сдал анализы. Прошел курс лечения в санатории, что помогло полностью восстановиться. Но поезд уже ушел. Главный тренер Станислав Петрович Воротилин имел свой взгляд на футбол, свои наработки и не видел меня в составе.

- Кто в “Шиннике” был вашими друзьями?

- Да многие! Вся молодежь, с которой в состав вливался – Володя Ткачев, Алексей Зюзин, Сергей Шафранский и другие. Мне повезло, что варился в компании таких людей. Разве можно было упустить шанс, лишний раз пообщаться с ребятами.

- А кто главным в «ярославской банде» был?

- Володя Чуркин был одним из лидеров, пользовался уважением. Он пораньше многих заиграл на высоком уровне и без проблем влился в коллектив. Федя Миронов был на особом счету, другие ребята не отставали.

- Говорят команда частенько любила собираться после игры, чтобы посидеть в неформальной обстановке за кружечкой пива.

- Это мнение действительно имело место, хотя на самом деле после игр всегда расходились по своим семьям. Могли, конечно, в выходной собраться, чтобы отметить чей-то День рождение или рождение ребенка. Причем собирались дружно, именно всей командой. Да, могли выпить. Но никакого перебора не было! Наши посиделки носили дружеский характер и ни в коем случае не шли в ущерб результату. Такого, чтобы собирались накануне игры, не было и в помине.

- Жены футболистов “Шинника” своих мужей не разыскивали?

- Может и бывало иногда. Это житейские моменты. А так, нашему поколению повезло, раньше не было сотовых телефонов, информации было меньше, тяжелее вычислишь.

- Чем футболисты “Шинника” занимались в то время на базе команды?

- В свободное время поигрывали в карты. Это сегодня у молодежи много соблазнов чем можно заняться - интернет, компьютерные игры. А в наше время в моде был бильярд, картишки. В карты с одной стороны азартная игра, но у нас все проходило в дружеской обстановке.

- На деньги играли?

- Суммы были небольшие, чисто символические. Я очень старался оказаться в так называемой “высшей лиге”. Вот к этим ребятам залезть, чему-то поучиться, мне было интересно даже в картах.

- Кто в “Шиннике” был заядлым картежником?

- Рейнгольд очень прилично в преферанс играл. Чуркин, Фролов тоже были не на последних ролях. Люди не то что хитрили, мухлевали, а просто приятно проводили время.

- Знаю, что Воротилин не очень любил, когда команда играла в карты.

- В принципе он был не против карт, но в день игры не позволял играть. Да и ребята сами все отлично понимали. Пусть больших денег на кону никогда не стояло, но все равно, зачем в игровой день лишний раз травмировать свою психику.

- Самого непроходимого защитника в составе “Шинника” можете вспомнить?

- Мне всегда нравился Анатолий Михайлович Кирюхин. Вот уж кто точно заслуживает восхищение. Цепкий, неуступчивый, хорошо подготовленный тактически. В детстве сидел на трибуне смотрел на него и удивлялся. А из тех, с кем вместе выходил на футбольное поле, больше всех запомнился Николай Смирнов. Вроде бы и не быстрый, но насколько хорош в выборе позиции! Игру читал как открытую книгу. С его пониманием игры любому нападающему тяжело было ускользнуть.

- На тренировках от Смирнова по ногам совсем не доставалось?

- Мог иногда зацепить, но с улыбкой на лице.

- Профессиональную карьеру игрока вы закончили в 1982 году. Свои выступления на зеленых полях завершили так рано и не заметно. В чем причина?

- Тоска по дому была, вот и не захотел дальше играть. Мне было 29 лет, сил вагон. По своим физическим кондициям мог спокойно поиграть минимум лет пять. Вполне по силам было превзойти достижение Бориса Гаврилова по количеству игр (улыбается). Но я решил пойти своей дорогой, стал больше времени уделять семье, воспитании дочери. Да и характер у меня видимо не тот, чтобы долго играть и со всеми тренерами уживаться.

- Закончив карьеру, сразу стали тренером?

- Для начала нужно было в институт восстановиться, получить образование. Был у меня переходный период – поработал и в “Водоканале”, и руководителем физвоспитания. А в 1992 году, когда в стране шла реформа, а с деньгами у всех было туго, подался в строительство. Вроде бы не моя стихия, но надо было деньги зарабатывать, кормить семью. И только потом уже президент “Нефтяника” Валентин Волков предложил мне работу в детской школе. Поработав какое-то время там, перешел в ЦПЮФ ФК “Шинник”, где и по сей день передаю мальчишкам свои знания и опыт.

- У детского тренера свободного времени больше чем у футболиста?

- Если судить на сегодняшний момент, то больше. Мне кажется, что в детском футболе надо делать какую-то реорганизацию. Когда ее произведешь, будет времени немного. Детям надо и себя всего отдавать и свое свободное время. Тем более сейчас можно кое-что сделать.

- На что конкретно вы намекаете?

- Выскажу свое мнение: обязательно нужно делать больше тренировок. Раньше очень большое развитие давала улица, мальчишки с утра до вечера гоняли мяч. Сегодня, к сожалению этого нет. Дети предпочитают сидеть целыми днями у компьютеров, во двор не выходят. Получается, что начинают развиваться только с семи лет, когда попадают в детскую школу.

- Какая тренерская мечта остается мечтой?

- Всегда, как только перешел на тренерскую карьеру, хотелось самому кого-то воспитать. Взять группу семилетних мальчишек и довести ее до конца. Этот момент очень тонкий и не всегда зависит от тренеров. Хотя не буду скрывать, много факторов зависит и от нас. Решающую роль играет материальная база и материальное обеспечение. Было бы здорово, если школа имела два зала, минимум не одно, а два футбольных поля. Пропускная способность в таком случае, позволила бы иметь возможность работать с детьми, не выгоняя предыдущую группу. Не выполнил на тренировке план – задержался с ребятами на полчасика. Было бы больше футбольных полей, двухразовые тренировки можно было проводить с маленьких, работать с детьми индивидуально. Это необходимо.

- Как вам так называемая “голландская система”, когда тренеры ведут определенный возраст, а потом передают группу другому тренеру?

- Конечно, у тренера больше стимула, когда он взял год и ведет его до конца. А руководство школы пусть уже смотрит, сможет ли наставник с этой группой работать от и до. А может на каком-нибудь этапе в помощники ему кого-нибудь дать, чтобы восполнить пробел? Мне кажется, что это был бы правильный ход.

В плане голландской системы школа находится в поиске – что лучше, работать по старой системе или голландской. Мое мнение следующее: мы не готовы работать по голландской системе. У нас совсем другой менталитет, воспитание, культура. Мы не должны быть подвязаны к каким-то системам, а должны просто работать с душой.

- Став тренером, вы себя чувствовали человеком еще не насытившимся футболом?

- До сих пор есть такое. По-прежнему хочется прикоснуться к мячу, поиграть с мальчишками в дыр-дыр.

- Знаю, что вы в 2002 году, когда тренировали команду второго дивизиона “Нефтяник” просили президента клуба Валентина Волкова сделать вас играющим тренером. Действительно смогли бы?

- В душе у меня была такая идея. Голова на плечах, поле вижу но, реально проанализировав, понял, что в игре ко мне не будут относиться как на тренировках. В принципе опыта бы хватило, а вот общей выносливости нет. В 47 лет ноги уже не те. На первенство города по ветеранам еще мог бы побегать, но по второй лиге – нет.

- Почему сейчас не участвуете по ветеранам?

- В моем возрасте человек уже должен принципиально думать о здоровье. В 60 лет нагрузки могут негативно сказаться и резко проявиться на общем состоянии организма.

- Вы себя чувствуете – на шестьдесят лет?

- На шестьдесят, конечно нет. Так, может где-то на сорок пять. Внутри все горит и силенка осталась. Не верится, что будет шестьдесят.

- К юбилею готовитесь? Даже отпуск взяли…

- Отпуск у меня очередной, в последнее время всегда на август приходится. В это время распускаю мальчишек, чтобы отдохнули, а с сентября начинаем работать.

- Что значит для вас дата – шестьдесят лет?

- Отправная, новая страница, возможность еще раз переоценить себя, свои возможности. Ну, а если сочтет нужным руководство, продолжать быть полезным детской футбольной школе. Скажут, что нужно помочь – сколько надо, я помогу.

- Шестьдесят лет – лишний повод встретиться с друзьями. Не так ли?

- Хороший повод. Сейчас посиделки с друзьями потихоньку выходят из моды. Нынешнему поколению не хватает таких теплых дружеских встреч. У всех семьи, дети. В наше время встречались чаще.

- Ваш юбилей приходится на домашнюю игру с “Мордовией”.

- Ничего страшного. На игру обязательно пойду, а банкет с ребятами перенес на другой день. Люблю хорошо отдохнуть, когда много народу. Мне нравится с ребятами повеселиться, поплясать. Закалка у меня такая, старая. Хочется, чтобы ребята чувствовали себя в это день свободно, без всяких административных моментов.

- Последний вопрос. Если бы не футбол, то что?

- Даже не представляю себя вне спорта. А труд всегда воспринимал как должное и никогда никакого труда не боялся. Любую работу не стеснялся выполнять – черновую, белую.

Количество показов: 1220

Возврат к списку

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.15)


Партнеры
ОАО «НОВАТЭК»
«Телеспорт»
Jako
Интернет-портал Sportbox.ru
Матч! Наш спорт
Российский футбольный союз
Футбольная национальная лига
Балтика
БлагоЯР
БАНК СГБ
ЯрКамп
Ярославский спорт с Александром Набоковым
sport76
Музей занимательных наук Эйнштейна
Музей «Музыка и время»
Мой Ярославль.ТВ
Благотворительный фонд «Подсолнух»